00:24 

keysquare
[freak-home's адовый шиншилл^2] В 21.00 по полудню чаепитие началось.
Фандом: ха, Инпхинитхы
Название: Чердачные посиделки
Бета: ахаха, ну ты же. как-нить потом. альфинг от Биелого и Хвоста. :*
Пейринг, персы: Хоя/Х (не скажу, сурпрыз, сам в шоке). ну и Ёлка не мог не пробегать
Рейтинг: а нету. но во 2-ой части (которая будет сугубо в болезной главе к2) обязан быть долгий безудержный секис, о-е, о-да
Жанр: в стиле к2 - хзче с хзчем
Ворнинг: зопаска была выскоблена до этого, поэтому очучение, что биздушиписано. но от души! <3
Посвещение: Кэп, родной! я бы лучше тебе подарил вот то, что ниже на картинке, чем текст написанный биз манны. Т.Т
ты просто знай, что кей аллябюн! и желает тебе целого мира и пары-тройки сотен соседних! и еще мандаринок! и... и...
и просто счастья в любом его проявлении! :pozdr::pozdr3::wine:



В ночь перед переездом Хоя, стараясь не разбудить только что успокоившихся Сонов, собирает в охапку телефон с гарнитурой, недочитанную книгу и пакет Сонджоновских крекеров, который тот спрятал под подушкой у Ёля.
Передвигаться в этом доме и не греметь – задача непосильная даже при свете, поэтому Ховон чувствует себя настоящим ниндзей, когда в кромешной темноте удается добраться до чердака бесшумно.
Он помнит обстановку здесь наизусть, но все равно подсвечивает экраном телефона. Ползанье на карачках чревато свалившимися очками, поэтому он ковыляет к самодельному – из одеял и старых свитеро-кофт – топчану на трех конечностях. Одновременно держать очки и подсветку неудобно, но до цели расстояние маленькое, поэтому Хоя умудряется заземлиться на подушку, по дороге не наставив себе синяков.
Бессонница в этот раз какая-то оголтелая: она не только не дает ни уснуть, ни задремать, но и просто лежать невыносимо. Он устраивает на столике уют-зону из раскрытой книги, надорванного пакета с едой и установленного на ребро телефона. Он не жалеет батареи, включив его в режим постоянной подсветки, да еще и музыка на всю катушку.
Ховон вздрагивает, выныривая из мира, сузившегося до тусклого очага света и букв, когда его кто-то трогает за плечо. Быстро выдергивает наушники, но утомленное сознание не поспевает за ускорившемся телом, поэтому до него не сразу доходит, что это пришел Мёнсу и устроился сзади лежанке.
- Тоже не спится? – равнодушно и бессмысленно уточняет Эль.
Для него это форма извиниться за вмешательство на занятую территорию. Хоя размышляет, а способен ли каждый из них на что-то большее, чем быть собой.
- Угу, - отвечает он. – Ты сюда зачем?
Это подразумевает, что Хоя удивляется – Мёнсу при всей своей любви к одиночеству реже всех посещал чердак. Оно и понятно, тот слишком часто был востребован. Ховон думает, что они все еще дети, раз так тяготеют в подобным убежищам.
- На звезды посмотреть.
В этом весь Ким Мёнсу – сморозить глупость, но тоном, словно глаза на истину открыл.
- А-а-а, - понимающе тянет старший, не понимая на самом деле ни черта, но начать выяснять себе дороже.
С другой стороны, размышляет он, ночь такая случается не часто, а тянуться она будет долго, почему бы и не продолжить разговор.
- И как они сегодня?
Эль переворачивается со спины на бок и молчит. Сидящему вполоборота Хое не разглядеть, что же написано на лице и так не страдающего великой мимикой Эля. Внезапно он начинает смеяться.
- Знаешь, Мёнсу, твоя установка «я выгляжу умнее, когда молчу» тут дала осечку – темно же.
Голос отсмеявшегося Ховона как у сытого хищника, просидевшего в засаде порядочное время, но итогом закогтившего очень неплохую добычу. Конечно, Ким Мёнсу – не та дичь, которая ловится так просто, но и ночь не та, чтобы начинать словесные «догонялки», видимо, только из-за этого Эль делает вид, что ничего не слышал, не видел и не понял.
- Сириус, - начинает он, идя на уступки, - это альфа Большого пса. Самая яркая звезда на небосклоне. Примечательно, что она видна везде на Земле, кроме полюсов…
Его декламация продолжается, Хое кажется, полночи. Как еще объяснить, что Ховона, заслушавшегося голосом Эля, заполнившим комнатку до отказа, начинает клонить в сон. Когда Хое не спится, это значит, что провалиться в болезненную дрему ему удастся только под утро. По логике вывод один – сейчас уже предрассветные часы.
Он выключает свет телефона, закрывает книгу и подползает к лежанке с целью перейти в горизонтальное состояние – уж больно много в черепной коробке тяжелого песка, хорошо пропитанного бесконечностью Вселенной, о которой тихо, но проникновенно рассказывает воодушевившийся тонсэн.
- И да, это самая ближайшая к нам звезда, - уточняет Эль уже шепотом, двигаясь ближе к стенке. – Лучше него видны только Венера, Марс и Юпитер.
Когда Мёнсу замолкает, Хоя уже спит, смешно открыв рот. По крайней мере, Эль представляет себе, насколько Ховон смешон, когда спит именно с открытым. И как пускает слюни на наволочку, когда ему снится что-то приятное. Эль не уверен в закономерности: приятное там должно быть или просто безотносительная моторика тела. Но весь этот интерес какой-то вялотекущий, более интересно, как ему уснуть теперь самому – лежать на боку уже затекла рука, а хёну он территорию сам освободил, никто не заставлял быть добрым.
Выход он находит только один.

- Когда это вы так сдружиться успели? – смеется Сонёль, перемешивая в чашке с рисом яйцо и соевый соус.
Утро солнечное до рези в глазах, а Ховон все еще растерян – просыпаться не от тычков Сонёля или Сонджона, у которого пальцы особенно тонки и без сочувствия… Просыпаться в тепле и с приятной тяжестью на груди, а не от сквозняков из-за сброшенного одеяла… Просыпаться и чувствовать, что выспался… Хоя не помнит, когда последний раз такое было и было ли вообще.
Открыв глаза и оценив, что это Мёнсу поработал для него грелкой, он не нашел ничего лучшего, как сбежать до пробуждения «свежеприобретенного друга».
- Что ты хмур так? От твоего вида даже кимчхи скисает, - веселится Ёль, заваривая чай. – Вы такие обнимашки устроили, что я прям умилился, когда на вас одеяло натягивал.
- Ты, подлец, еще и заснял ведь, - бурчит Мёнсу, неизвестно каким тихим сапом бесшумно образовавшийся за спиной подпирающего кухонный косяк Ховона.
Хоя совсем перестает понимать что-то в это утро, когда Эль обнимает его сзади и утыкается подбородком в плечо.
- Хён Ли Сонёль, сам сотрешь весь компромат или будет насилие, много визгов и битой посуды? – от Мёнсу идет столько доброты, что были бы в помещении мухи, их сшибало бы на лету.
По виду Ёль готов не только устроить тотальную чистку своему телефону, но и подарить последнюю клетчатую рубашку, на которую Эль начал заглядываться уже давно. Он даже сходу и не может придумать, каким еще образом выразить благодарность за доставленное удовольствие от шока лицезрения «Ким Мёнсу и тренировка фансервиса во всем цвету». Зрелище настолько нехарактерное, что обязывает самолично душу дьяволу подарить без торга, что уж тут говорить о каких-то мелочах.
Хоя выпутывается из нежданных объятий и сбегает за стол к своей чашке.
- Вы оба, хватит дурить, мы просто с Мёнсу смотрели на звезды и уснули, - дает он устраивающую вроде как всех интерпретацию событий.
- Мне кажется, что теперь в группе на одного инопланетянина больше, - в открытую потешается Сонёль, доставая молоко и хлопья для Ухёна.
Под подобные подтрунивания переезд и происходит, а Мёнсу, что особенно поразительно Ховону, ржот больше всех. Немного обидно слышать, как он все подает. Это его «Вы прикиньте, он поверил, что я на чердаке звездами любуюсь» заставляет скрежетать зубами, но если начнешь оправдываться, будешь выглядеть еще большим идиотом.
Когда с переносом вещей на новое место дислокации закончено, Хоя берет куртку и уходит знакомиться с окрестностями, никому ничего не сказав. Он дает себе внутреннюю задачу настроиться на предстоящую работу, изжив все эмоции, связанные со странной ночью.
По возвращении он мысленно перебирает свои удачные находки: прекрасная кофейня, хороший рыбный магазинчик и передвижной лоток с приличным омуком.
Возвращается, когда уже темнеет. Подходя к новому дому, он уже и думать забывает об Эле и его выходках – никто не заставлял младшего устраиваться поверх хёна – но у дверей его ожидает сам генератор неприятностей, загадочно подпирая стену. «Хоть сейчас на обложку этого лирического героя», - ворчит про себя Хоя, игнорируя «статую».
Мёнсу перехватывает руку потянувшуюся ключами к замку и рвет Ховона за собой в темень.
- Вот, скверик неплохой нашел, тут небо действительно видно.
Быстрый шаг по незнакомой местности, спотыкание, «на запястье точно останутся синяки», а итогом – вот он, скверик.
- Мёнсу, ты прекрасно знаешь, что мне это не интересно, - злится Хоя, хотя по голосу и не скажешь, насколько он раздосадован.
Он мечтает о душе и сне на простынях, а не на старых тряпках в обнимку с пацаном. Мечтает о плотном ужине, потому что всю энергию от дневных перекусонов потратил на ходьбу. Мечтает не морочиться, пытаясь разгадать, что значат все телодвижения Эля. Мечтает вернуться к тренировкам и на сцену. Ему не до лишних отвлекающих мыслей.
- А, понятно. Тогда я верно поступил, не торопясь с предложением Сонджону поменяться комнатами, - все с той же, как обычно, четко отмерянной долей равнодушия говорит Мёнсу и уходит в темноту.
Хоя долго стоит, запрокинув голову и ища в просвете между деревьями ту – самую яркую и самую близкую. Он не знает, как будет возвращаться обратно, потому что не запомнил дорогу, а телефон все-таки разрядился. Но в груди у него разлита нежданная теплота, и все мечты, навеянные усталостью, кажутся мелкими.
Зато очень большим и важным кажется то, что, похоже, и правда, у него появился друг не друг, но кто-то более близкий, чем просто одногруппник.

@темы: it's freak-home, baby, чествуем шиншиллу!

Комментарии
2011-11-26 в 00:35 

Kitsuri
►хвост ►монстрик из-под кровати ►маленькое зло ►чудесная на всю голову
Ну, Кеи, ну ыыыыы жэж! Супплов и сирца, у меня нет нормальных слов - я все сказал :lol:
*слюнявит ухо Кеи* :heart::heart::heart::heart::heart:
:squeeze:

2011-11-26 в 11:54 

Мировски
nah, fuck it
Кей, я тебя люблю.
Это очень с душой - просто ну вот как попало именно туда, куда должно было попасть, чтобы я сейчас сидел и бездумно щастливо улыбался.
спасибо тебе огромное за это продолжение праздника - я правда очень благодарна и просто ну
спасибо.

слова-слова

2011-11-26 в 14:00 

keysquare
[freak-home's адовый шиншилл^2] В 21.00 по полудню чаепитие началось.
Kitsuri, Глава Эстетов Быдлограда, ну нафиг, у меня слов никаких, давайте лучше бухать и качать ТЩОРНОГО!!!!!!!!!!!!!!!11111111111111111
:pozdr2::pozdr::pozdr3::pozdr3::pozdr3::surprise::tort::red::red::red::flower::tost::beer::tost::beer::tost::beer::dance3::tost::beer::tost::beer::tost::beer::crzdance::crzgirls::crzbayan::crzsong::crzwoopie::crzwoopie::crzwoopie::crzfan::crazylove::crazylove::crazylove::crazylove::crazylove:

2011-11-27 в 11:09 

ren707
у него в организме недостаток гелия, рыжести и сумасшествия. (с)
*дополз, дочитал, собрал себя из растаявшей сахарной лужицы, сел и някает*
Нет, ну... ну вот ну... весь мой словарный запас решил, что ему лучше убраться восвояси и не показываться никому на глаза.
Просто это чердак, утро с обнимашками, переезд и больше чем одногруппник - оно такое теплое все, нежное. :heart::heart::heart:

2011-11-27 в 18:13 

keysquare
[freak-home's адовый шиншилл^2] В 21.00 по полудню чаепитие началось.
Primmi, спасибо! :squeeze::squeeze::squeeze:

2011-11-27 в 18:14 

Мировски
nah, fuck it
К2 пришел /высунулся из-под одеялки, хочет Кеев затискать, но Кеи могут быть заняты/

2011-11-27 в 18:19 

keysquare
[freak-home's адовый шиншилл^2] В 21.00 по полудню чаепитие началось.
Глава Эстетов Быдлограда, кеи заняты, да. как попустит, вернуся. )))

2011-11-27 в 18:20 

Мировски
nah, fuck it
keysquare, оке *.*

     

Фрик-Хоум Инк

главная